Noureev grands ballets


У хореографа и балетмейстера цель одна : одновременно сохранить строгость и традиции и модернизировать исполнение. В своих новых постановках классиков Нуреев внушает новую энергию имущественным произведениям : он пытается придать балету драматургический оттенок и выявляет психоаналитические аспекты Лебединого Озера, Спящей Красавицы или Щелкунщика, которые часто смягчают в традиционных постановках. Он жестам персонажей придает психологические толкования : в простом па важна не форма, а выражение мысли или чувста персонажа. Рудолфь таким образом очищает классический балет от общепринятых навыков.

Он сохраняет вариации балерин, передаваемые между ними по традиции, но украшает вариации танцовщиков или добавляет им новые.

Он придумывает танцующие моменты для мужчин кордебалета, которым обычно давали роль «носильщиков» или статистов в балетах конца XIX века.

Он очевидно любит ансамбли, с длинными перескоками по диагонали, он разделяет группы на две, четыре, восемь частей, чтобы создать эффект

Он с классической техникой часто мешает новый язык (от барокко до музыкальной комедии) : в вариациях Абдерама, которых нет в Раймонде Петипа, есть нечто грузинских танцев и Пола Тэйлора.

Хореографический язык Рудольфа Нуреева главным образом был основан на позициях, скрещениях и переходах веса тела, не прекращающих движение. В его чувствовалось сильное влияние характерных танцов, он очень любил ритмы, когда темп отбивается на земле, подобно хореографиям Петипа и Баланчина.

Рудольф страстно любил вальсы, на тему которых он ставил трио. На мой взгляд, длинная медленная вариация Принца в Спящей Красавице является чистейшим примером Нуреевского стиля. В ней танцовщик доходит до пределов своих технических возможностей ; именно это напряжение и адекватность постановки с музыкой вызывают эмоцию. Поэзия заключается не в украшении, а в точности. J.L.B.