Noureev danseur russe


Итак обладая притягательной силой, привлекая к себе внимание зрителей, он на сцене казался смесью дикой красоты с классическим эстетизмом : одновременно Дионис и Аполлон !  Будучи настоящим виртуозом, помимо блестящей техники, усвоенной упорной работой, он также сумел представить свою работу как актер и придать балету ту-же драматическую истину, что в театре и кино. Благодаря Рудольфу Нурееву мужской балет стали по другому оценивать, а его работа с современными хореографами сгладила антагонизм классического против современного балета.

Он столько же повлиял на балетное искусство, сколько Каллас на оперное пение : после нее изменились и пение и восприятие оперной роли. После Нуреева танцовщикам пришлось глубже вникнуть в свою роль. Поработав с Лондонским Королевским Балетом, Нуреев познакомился с хореографами, как Фредерик Аштон, Кеннет МакМиллан, Глен Тетлей, Ролан Пети, и с их подходами, а также с более молодыми, как Руди ван Данциг и помог им выйти в свет.

Рудольф очень любил хореографов. Он часто говорил, что только лишь с ними балет может развиться. Нуреев понимал необходимость поисков современного балета. Изучив американский современный балет – закрепляющийся к полу, тогда как классический балет от него отходит -, от Марты Грехем до Жозе Леймон, он начал использовать в своих хореографиях некоторые современные «моменты», даже в перепостановках классиков Мариуса Петипа.