Noureev en russie

Ни один танцовщик не повлиял на историю, стиль и восприятие балета публикой так сильно, как Рудольф Нуреев. Он изменил ожидания зрителей. Его первые шаги в отдаленном городке на Урале никак не могли предсказать о том, как он в такой степени потрясет балетное исскуство. Неутомимо выступая, каждый вечер, месяцами, годами, во всем мире, в широчайшем репертуаре, он растрогал больше публики, чем какой-либо другой танцовщик. Не говоря о миллионах зрителей, знающих его только по фильмам или по телевидению (он снимался чаще любого другого балетного артиста).

Большее значение имеет не столь количество его зрителей, сколько впечатление, производимое его личьностью и самопожертвованием при каждом выступлении. Это явление он выражал таким образом : «На каждом па должен лежать отпечаток собственной крови». Драматические обстоятельства его приезда на запад, его знаменитый «прыжок свободы» его продвинули на первое место, но продержался он благодаря сильнейшей личности. Кроме того, будучи примерным партнером, хореографом и директором, он предоставил остальным танцовщикам уникальные возможности. Благодаря ему, труппы, с которыми он работал, приобрели больше качества, силы и энергии.Происхождение, рождение или детство Рудольфа Нуреева не располагали его к похожей судьбе.

Из четверых детей он был единственным сыном. Семья его была татарского происхождения, из советской Башкирской Республики. Отец, Хамет, воспользовавшись возможностями, предоставленными народу Русской Революцией, стал политическим инструктором Красной Армии и достиг чина майора.

Мать Рудольфа с дочерьми ехала поездом к мужу, когда ее сын преждевременно родился, где-то недалеко от озера Байкал. Официально он родился 17 марта 1938 года, но вероятно это было за два-три дня до того.

С раннего детства мальчик любил музыку и в шестилетнем возрасте его впервые повели на балет. Семья, эвакуированная из Москвы, жила тогда в деревянном доме в Уфе, столице Башкирии, вместе с другими семьями.

Жизненные условия были отвратительными : редкая пища, ужасные дороги, длинные зимы, сильные холода, вплоть до того, что Нуреев рассказывал, как у него беспрерывно тек нос и замерзали слизистые оболочки. Все жили в крайней нужде, но Нуреевы были беднее всех. Питались они в основном вареной картошкой.

Когда Рудольф поступил в школу, над ним все издевались потому, что у него не было обуви и носил пальто сестры.

В городе был театр приличного уровня (в нем впервые выступил знаменитый певец Шаляпин) и, накануне Нового года 1945, Фариде Нуреевой удалось по одному билету провести всех детей на патриотический балет «Песнь Аистов» с башкирской звездой, Зайтуной Назретдиновой.

С этого момента Нуреев решил стать танцовщиком. Он стал учавствовать в народных танцах в школе, в любительских кружках и с пионерами, к которым все дети должны были принадлежать с 10 летнего возраста. Затем его рекомендовали учительнице балета, Анне Удельцовой, которая через полгода его направила к Елене Вайтович.

Обе в свое время были профессионалами и помимо балетных занятий, они Рудольфу рассказывали об артистах, которых они выдели (в том числе Анна Павлова и Балет Дягилева). Они ему внушили, что балет заключается не только в технике. Убедившись в способностях мальчика, они ему подали мысль продолжить занятия в Ленинградской балетной школе, где они сами учились и которую они считали лучшей в мире.

В нее попасть казалось непреодолимо тем более, что отец запретил сыну продолжать ходить на уроки танца под предлогом, что они препятствуют школьным занятиям и более «подходящей» инженерской или медицинской карьере. Но мать продолжила сквозь пальцы смотреть на его «бегства» на уроки танца, которые он оправдывал другими занятиями.