Rudolf Noureev Marius Petipa la bayadère

Передумав версии классических балетов, Нуреев вскоре взялся за постановку собственных версий и то, как можно чаще, что позволило ему выступать в растущем количестве ролей.

Когда Нуреев, впервые с Королевским Балетом, выступил в Жизеле и Лебедином Озере, многие выразили недовольство о том, что он добавил и изменил в хореографии.

Тем не менее, Аштон, сам поставив Жизель, говорил : «Было бы немыслимо замкнуть Нуреева в предрешенных рамках». Нинэт де Валуа строго защитила этот подход.

Он стал заниматься постановкой неизвестных на Западе произведений, как картина Теней из Баядерки. В 1964 году, в 26-илетнем возрасте, без всякого хореографического опыта, он поставил два основных балета за лишь несколько месяцев : значительно переработанную версию Раймонды Петипа для разъездной труппы Королевского Балета и совершенно передуманную версию Лебединого Озера для Венской Оперы

Эти произведения являются первыми из шести балетов Петипа, которые он переработал за всю свою карьеру, не забывая каждый раз лишней версии для различных трупп.

Ставят эти балеты до сих пор : Баядерка – самый верный оригиналу, Дон Кихот – самая удачная переработка, а Щелкунщик – лучшее совершенно новое исстолкование.

Нуреев поставил два балета на музыку Прокофьева, следуя одному артистическому настроению : драматический Ромео и Джульетта, верный Шекспиру, и Золушка, действие которого происходит в студиях Холливуда.

Затем было несколько одноактных балетов, в том числе Манфред, герой Байрона, и Буря, которых следует не забывать. Никого не удивляет, что во всех его балетах ведущие роли исполняют первые танцоры, но отметим, что, благодаря его изучению балетов Петипа, он всегда ставил очень трудные и интересные танцы, как для себя, так и для кордебалета. Что очень редко среди теперешних хореографов.

Когда в 1977 году, Королевский Балет стал искать нового директора, задержали сначала имя Нуреева, но он хотел продолжать танцевать и отказался.