la bayadere rudolf noureev


Музыка : Людвиг Минкус - Хореографии : Рудольф Нуреев по Мариусу Петипа

Нуреев пытался убедить Нинет де Валуа дать этот балет в полной версии в Ковент Гардене, но не удалось. В 1989 г, наконец Королевский Балет поставил Баядерку в трех действиях в глубоко переработанной версии Натальи Макаровой. А «свою» Баядерку Нуреев показал в Парижской Опере.


БАЛЕТ 1877 ГОДА, НАСЛЕДИЕ ПРОШЛОГО

Этот балет был показан в 1877 г в Большом Санкт-Петербургском Театре и сразу вызвал большой интерес. Он является самой крупной удачей французского хореографа, обоснованного в России, до его постановок Спящей Красавицы (1890) и Лебединого Озера (1895).

Действие происходит в таинственной Индии – нарушенная любовь танцовщицы Никии и воинв Солора – и не могло не прельстить зрителей своей экзотикой.

Западная публика еще не знала этот балет, когда труппа  Ленинградского Кировского Театра впервые в 1961 г показала Царство Теней в Дворце Гарнье, где 23х-летний Рудольф Нуреев произвел сенсацию.

 С тех пор в Европе давали только картину Теней из третьего действия. Рудольф Нуреев ее поставил сначала для Лондонского Королевского Балета в 1963 г, затем, по просьбе Рольфа Либермана для Парижского Балета в 1974 г.

Версия, которую до сих пор танцуют в Кировском Театре (вновь ставшем Мариинским), является наследием первоначальной постановки, в которую со временем внесли некоторые изменения, особенно касающиеся мужской роли. Она главным образом основана на хореографии, переработанной Вахтангом Чабукьяни и Владимиром Пономаревым в 1941 г.

Версия Рудольфа Нуреева для Парижской Оперы (1992)

Наталья Макарова поставила свою версию для Американского Балета в Нью-Йорке в 1980 г с дополнительной музыкой в последнем действии. Юрий Григорович оформил верную традиции Баядерку для  Московского Большого Театра в 1991 г. Рудольф Нуреев же давно мечтал вернуться к указаниям Петипа и музыке Минкуса и поставил первую версию Баядерки в трех действиях, которую дали в Париже.

8 октября 1992 г в Дворце Гарнье состоялась премьера Баядерки, балета в трех действиях, созданного Рудольфом Нуреевым при помощи Нинели Кургапкиной, бывшей его партнерши в Кировском Театре, балетмейстера Патриса Барта, Патриции Рюан и Алет Франсийон.

В этой версии Рудольф Нуреев использовал партитуру и оркестровку Минкуса, к которой Джон Лэнчбэри сочинил несколько соединительных тактов.
По техническим причинам, а также по состоянию здоровья, Рудольфу Нурееву не удалось создать четвертое действие по Мариусу Петипа (обрушение храма, гнев богов из мести за смерть баядерки), так как музыка Минкуса и хореография пропали в 1919 г. Его балет заканчивается картиной Теней (полностью по Петипа за исключением выхода и вариации Солора).

Первые два действия Нуреев сохранил полностью, ссылаясь на версию Кировского Театра : танец кинжалов факиров в первом действии, адажио (Никия и раб), добавленное Константином Сергеевым в 1954 г для Наталии Дудинской под музыку из Эсмеральды (Чезаре Пуньи), танец вееров и попугаев во втором действии, выступление негритят, танец «Ману» и «индейский» танец, вариация Солора (II n° 13) и па-д-аксион (па-де-сис), который Чабукьяни перевел во второе действие (II n°10-11-12), вариация Золотого Идола, оформленная Николаем Зубковским в 1948 г, и кода Никии с корзиной с цветами.

Постановка Баядерки Нуреевым является результатом переработки балета Петипа несколькими поколениями хореографов и танцоров Кировского/Мариинского Театра.
Как всегда Нуреев наложил свое клеймо и оформил несколько сцен, бывших до него лишь пантомимами, как например ту, в которой Солор курит наргиле, что готовит к «видению» Теней в третьем действии (соло в плаще). Он также поставил танцы для друзей Солора (в первом действии у Раджи), тогда как до сих пор они были простыми статистами. Ж.Л.Б

Этим и закончилась его жизнь, целиком посвященная балету : несмотря на болезнь, Рудольф Нуреев занялся постановкой и репетициами балета до самой премьеры в Дворце Гарнье, 8 октября 1992.

Прощание

После многочисленных вызовов солистов, кордебалета и дирижора, еще раз подняли занавес. Рудольф Нуреев, во фраке, с красным шарфом на плече, кланялся публике между Изабель Герэн, Лораном Илер и Элизабет Плятель. Публика затихла в знак уважения к этому храброму и гордому, похудевшему но на ногах человеку. Весь зал встал и раздались аплодисменты.
Всем стало понятно, что его видели в последний раз. Этой овацией растроганная публика выразила уважение не только великолепному спектаклю, но и судьбе человека, завершившего жизненный круг : он появился на этой же сцене в мае 1961 г в «Тенях» Баядерки и простился с нами на собственной постановке трех действий Баядерки, как завещая ее Балету Парижской Оперы.

Когда занавес опустили, все же на сцене, но в тесном кругу с танцорами, министр Культуры Жак Ланг наградил его орденом  Командора Искусств и Литературы (Президент Митеран его в 1988 г наградил орденом Почетного Легиона). Нуреев, сидя в кресле с высокой спинкой, в пестром колпаке, напоминал Мольера, продолжавшего – несмотря на распространяющуюся болезнь – играть свою роль. И так же как  Жан-Батист Покелен крикнул «юро» («клянусь» по-латыни) в конце пьесы «Мнимый Больной» (жестокая ирония !), Нуреев мог поклясться, что отдал всю жизнь театру, ибо жизнь в театральном искусстве напряженнее настоящей жизни. Он часто повторял : «Я по-настоящему живу только на сцене».