la belle au bois dormant Rudolf Noureev

Музыка : Петр Ильич Чайковский - Хореографии : Рудольф Нуреев по Мариусу Петипа

 

РУДОЛЬФ НУРЕЕВ И «СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА»….

«Когда я еще только начинал танцевать в Уфе, мой учитель – состоявший когда-то в Кировской труппе – часто мне говорил, что Спящая Красавица – «балет из балетов». Я с нетерпением ждал его. Позже Киров открыл мне роскошь этого пира.

Спящая Красавица Чайковского и Мариуса Петипа составляет апогею классического балета : балет становится основным искусством. Он является историческим событием : после Красавицы балет привлек крупнейших композиторов и хореографов.

Я считаю, что каждому танцору пологалось бы по утрам молиться перед тремя иконами : Чайковского - Бога Отца, Прокофьева – Сына и Стравинского – Святого Духа.
Эти три музыканта создали наиболее крупные и смелые произведения балетного репертуара.

Я до сих пор считаю Красавицу совершенным осуществлением симфонического балета. От хореографа требуется гармонично слиться с партитурой Чайковского. Дело не в одноразовом событии, а в создании долгвременного спектакля, поддержающего высший уровень труппы.» Рудольф Нуреев (в 1989 г).

НУРЕЕВ – ХОРЕОГРАФ «КРАСАВИЦЫ» : 4 ВЕРСИИ

Царство Флорестан – не добродушная сказка, а Двор с ему присущим этикетом, с обрядами, где чувствуется тяжеловесность власти. Волшебная сказка превращается в реалистическую фабулу, в которой противодействующие силы (Карабос и Фея Сирени) пытаются повлиять на судьбу принца и девушки. Карабос выглядит как искусственно изысканная женщина (она достает оружие – гибельную иглу для Авроры – из своего шиньона), а Фея Сирени разыгривает из себя молодую свободную аристократку.
Эту версию – представленную в 1966 г в Миланской Скала с Карлой Фраччи и самим Нуреевым – Нуреев поставит в 1972 г в Народном Канадском Балете (с Вероникой Теннан), с декорациями и костюмами Николая Гиоргиадиса. Нуреев предлагает Принцу более обработанную роль, но сохраняет хореографию Петипа в вариациях балерин.

Рудольф Нуреев поставит этот балет в Лондон Фестиваль Балете в 1975 г (с Евой Евдокимовой и Патрицией Рюан), для Венской Оперы в 1980 г и наконец для Парижской Оперы в 1989 г.