tancredi Rudolf Noureev

Долгие годы Рудольф Нуреев поддерживал особые отношения с балетной труппой Венской Оперы. Он для нее поставил свои первые версии «Лебединого Озера» (в 1964 г) и «Дон Кихота» (в 1966 г) и вновь «Пакиту» в 1971 г и «Спящую Красавицу» в 1980 г. А главное, он в Вене создал первую оригинальную хореографию, «Танкреди», в 1966 г и получил австрийское гражданство в 1982 г.

В октябре 1964 г Рудольф Нуреев впервые выступил в Вене в качестве танцора и балетмейстера в своей собственной версии «Лебединого Озера» по Петипа, с Марго Фонтейн, солистами и кордебалетом Штаатсоперы. Этот спектакль получил такой успех, что его вновь поставили в июне 1966 г с тем же составом и сняли на пленку. Это – первое снятое крупное произведение Нуреева. В том же году в апреле Рудольф в Вене танцевал «Лебединое Озеро» с Линной Сеймур. Штаатсопер предоставил ему возможность создать свою первую хореографию, «Танкреди». Премьера состоялась 18 мая 1966 г с австрийми танцорами.

Это первая полностью оригинальная постановка Нуреева. До этого он ставил виртуозные па-де-де (в том числе из «Корсара») и три балета из своего Ленинградского репертуара : картину «Теней» из Баядерки в Лондоне, «Раймонду» в 1966 г в Сполетто и «Лебединое Озеро» в Вене. Ему конечно уже приходилось по-своему обработать несколько хореографий Петипа, в которых он развил мужские роли и создал два оригинальных сольных номера для Принца Зигфрида в Лондоне. Но он еще никогда не брался за современное произведение.

В то время Нуреев плохо знал современный репертуар, хотя с приезда в Париж в мае 1961 г он, где бы ни был, ходил на все возможные балеты. Но современный балет (особенно во Франции и Англии) тогда сводился к нескольким хореографам нео-классического стиля. Нуреев в Лондоне столкнулся с новым для него репертуаром, когда Аштон ему поставил соло из «Трагической Поэмы» в конце 1961 г, затем «Гамлет» и «Маргериту и Армана» в 1963 г. Также в Лондоне он сыграл роль Этеокля в «Антигоне» Кранко (под музыку Тэодоракиса) и МакМиллан ему поручил премьеры «Дивертименто», «Bach Fantaisie», «Diversions», «Images of Love» в 1964 г с Линной Сэймур и в 1965 г шедевр «Ромео и Джульетту» с Марго Фонтейн.

Никого не удивит нео-классический стиль первой хореографии Нуреева, хотя в «Танкреди» были беспорядочные, но очень новые в то время, сила и смелость, ближе к экспрессионизму германских стран, чем к английскому искуственному стилю.

Рудольф Нуреев выбрал музыку Ханса Вернера Хензе, автора нескольких опер, но и балетов, из которых знаменитейший – «Ондина», в постановке 1958 г Фредерика Аштона для Марго Фонтейн. В 1952 г Хензе составил «Танкреди и Кантилена», из которого Виктор Гсовский создал балет «Pas d’action» в 1954 г для Мюнхенской Оперы. Это произведение Нуреев использовал для венской постановки, превращая сюжет в фрейдское толкование героя. Танкреди будто раздерган между двумя женщинами, символизирующими благо и зло : одна – чистая и белокурая (Лиз Маар), в венце, длинном прозрачном платье и крылеобразных вуалях ; другая – брюнетка, чувственная, провокаторша (Улли Вюрер), в черном облегающем трико.

«Один из самых зверских и странных балетов нашего времени» пишет Нью-Йорк Таймс. К сожалению остается лишь десятиминутный любительский чернобелый фильм, без музыки, в котором явно можно определить замысел Нуреева, невероятную энергию танцора и хореографа и контраст обоих характеров, пытающихся соблазнить Танкредия : чистая пуантная балерина и чувственное современное существо. Нуреев создал сольные номера для Лизы Маар и Улли Вюрер, танцует с каждой сольные – вдохновленный диавольской чувстенностью, а не ангельской чистотой ! – и тройные номера. Прекрасны его прыжки, когда он поддается силам зла.

Александр Бланд (Мод Ллойд с мужем Найджелем Гослинг) оставил очень ценную рецензию о «Танкреди» в газете «Обсервер» 29 мая 1966 г, которую Мод Гослинг включит в сборник «Обсервер оф Дэнс» в 1985 г.
Александр Бланд напоминает, что в XIXом веке Вена была столицей хорошего вина, женщин и вальсов, а в XXом она стала крупным очагом искусства и мысли, благодаря не только Климту и Ар Нуво, но и Фрейду и распространению психоанализа.

Музыка : Ханс Вернер Хензе
Хореографии : Рудольф Нуреев

«Вероятно не напрасно Нуреев, по случаю своего первого балета, вник в непостижимые тайны человеческой психологии. «Танкреди» - хореографическое исследование психических импульсов, балет для тех, у кого Юнг близок к сердцу».
«Занавес поднимается, пишет английский критик, показывая царство теней, не то, что в «Баядерке». Художник придумал что-то вроде маточной раковины. С одной стороны сцены стоит башня, пуповидная спираль, с отверстиями, через которые танцоры входят и выходят. Это паутина из прозрачных и жилистых оболочек, «загадочных, как тест Роршаха».

Нуреев создал неустойчивую атмосферу и ряд растерзанных и напряженных персонажей, движущихся в сценах, которые он сам определил, как «последовательность картин, связанных не столь рассказом, как поэзией».

«Из-за количества одновременных и бессвязных действий на сцене, балет «Танкреди» нельзя охватить за один раз», признает Александр Бланд.
Растерзанный между священной Любовью и мирской Любовью, пережив ряд испытаний и галлюцинаций, Танкреди (единственный именованный персонаж), многообразное и сложное существо, в конце концов уничтожен в последнем бою и пропадает в тот первоначальный хаос, в котором он родился.
«Стиль жив и легок, пишет Александр Бланд, форма – скорее смесь, чем слияние классической техники с модерн дэнсом. Появляются у нас на глазах мимолетные и невероятные картины… где Танкреди отбивается в середине креста, составленного его спутниками ; карнавальное шествие привидений ; неудержимый па-де-катр с заменимыми партнерами ; драматическое конечное раскалывание героя. Ряд живых картин, которых запомнить так же сложно, как сцены фильма Феллини».

«Этот эксперимент, явно задуманный, чтобы несколько смутить зрителя, породил сильное ощущение, заключает Александр Бланд : перед нами – настоящий хореограф.»