Noureev marguerite et armand

Музыка : Ференц Лист - Хореографии : Фредерик Эштон

В 1961г Фредерик Аштон решил транспонировать пьесу в балет для своей музы Марго Фонтейн. В 1961г Фредерик Аштон, главный английский хореограф XXого века, после представления «Дамы с Камельями»
Александра Дюма с Вивиан Ли, решил транспонировать пьесу в балет для своей музы Марго Фонтейн.

В том же году Марго Фонтейн пригласила молодого Нуреева на благотворительный гала в Лондоне. К своему первому выступлению в Англии Нуреев попросил Аштона поставить ему сольный номер. Но он сам выбрал музыку, «Трагическую Поэму» Скрябина, и создал большую часть хореографии, что конечно раздражило Аштона, который зато был покорен красотой, техникой и культурностью молодого советского танцора.

В феврале 1962 г Нуреева позвали танцевать Жизель впервые с Марго Фонтейн. После их триумфа, он стал ее главным партнером и постоянным гостем Королевского Балета. Аштон все думал о своей «Даме с Камельями», даже сильнее после того, как увидел еще два фильма : «Камий» с Грета Гарбо и «В прошлом году в Мариенбаде» Алэна Ренэ. Однажды вечером он услышал «Сонату» Листа и тут же балет принял в его мысли окончательную форму. Аштон тем более был убежден в этом музыкальном выборе, что он узнал, что до смерти – в 23илетнем возрасте – Мари Дюплесси (Маргерит Готье в «Даме с Камельями») была любовницей не только Александра Дюма, но и Франца Листа. Марго Фонтейн хотела естественно выступить с Рудольфом Нуреевым. Позже Нуреев с горечью скажет, что ни один балет при Королевском Балете не был создан для него, а только для Марго Фонтейн с ним. Первые репетиции прошли не просто, так как Рудольф и Марго часто отлучались, но Аштон очень быстро был возбужден харизмой Нуреева и взаимопониманием пары, пылкий импульс которой он использовал для своей хореографии.

Как например аттитюды и па Нуреева : «Он обладал вроде звериными свойствами, физической силой и сексуальным побуждением, которые насыщали воздух электричеством», говорил Аштон. Для него Нуреев был перевоплощением Листа, пылкого и пленяющего публику атриста. За две недели балет был готов. Генеральная репетиция прошла бурно. Нуреев взял ножницы и перерезал концы костюма, которые ему мешали. Премьера состоялась 12 марта 1963 г в Ковент Гардене в присутствии матери Королевы и принцессы Маргарет. Она обошлась громадным успехом и занавес поднимали двадцать один раз. Балет, построенный на принципе флешбэка, делится на пять сцен : «Пролог», «Встреча», «В деревне», «Оскорбление» «Смерть». В сильно упращенной декорации, единственным постоянным элементом является постель, на которой Маргерит Готье умирает и вновь переживает свою пылкую связь с Арманом. Сонату Листа переоркестровали Хэмрей Сирл, затем Дэдлей Симпсон для последней серии выступлений в Лондонском Колизеуме в 1977 г. Но в фильме «Это Нуреев» (1973 г), где снят балет полностью, режиссер Луи Журдан вернулся к оригинальной версии Сонаты для рояля Листа. (Балет как-будто был снят второй раз в 1979 г Патрицией Фой для телесерии Марго Фонтейн «The Magic of Dance»). Однако ни один фильм не сумел передать очарование, оказанное Фонтейн и Нуреевым на публику, и ощутимое напряжение на сцене и в зале. «Они - необыкновенные актеры» считал Питер Брук, «каждое их движение придает самой искусственной форме естественный и человеческий характер». Они очень часто танцевали этот балет : раз сорок в Ковент Гардене, в Миланской Скала, в Парижской Опере 17 ноября 1966 к столетию газеты Фигаро, в Южной и Северной Америке в 1975 г и, последний раз, в Лондоне в 1977 г.

 

Noureev Fonteyn marguerite et armand

В марте 2000 г, Сильви Гийем – одна из любимых балерин Нуреева, которую он назначил первой балериной, когда ей было 19 лет – несколько раз отклонив приглашение, наконец, по просьбе Антони Доуэл, директора Королевского Балета, согласилась выступить в этом балете с Николя Ле Риш. Можно было подумать, что призрак Фонтейн и Нуреева обесцветит их исполнение. Но Сильви Гийем и Николя Ле Риш оказались поразительными, совершенно отдаленными от образа Марго Фонтейн и Рудольфа Нуреева. Они оба танцевали «Маргериту и Армана» 20 января 2003 года на гала в Дворце Гарнье к десятилетию смерти Нуреева. Может быть другие артисты посмеют вновь танцевать этот балет, но невозможно будет забыть его бессмертых создателей.